22 декабря 2008 г.

История России и Кавказ.

Почему более двухсот лет русские бьются за Кавказ? И, несмотря на то, что никак не могут добиться успехов в покорении его, продолжают снова и снова атаковать. Что это за неразумное упорство? Думаю, что нельзя ответить на этот вопрос однозначно, хотя, безусловно, маниакальное стремление сделать окружающих своими вассалами у России всегда присутствовало. И тысячу раз прав был Джордж Кеннан, когда сказал, что "Россия на своих границах может терпеть только врагов или вассалов". Но дело тут не только в имперских устремлениях. Русский философ Бердяев как-то высказал мысль, что коммунизм есть органическое продолжение российской истории. А что такое российская история? «Русская история до Петра Великого - одна панихида; а после Петра - одно уголовное дело», - это уже Федор Иванович Тютчев.

И действительно, если взять раннюю, дороссийскую историю восточных славян – это сплошные междоусобные войны. Из-за чего, по мнению многих историков, славяне были вынуждены обратиться к варягам, дабы те «княжили» на их землях. Это смягчённый вариант исторической версии. Вряд ли викинги спрашивали разрешения у местного славянского населения, какие земли им захватывать и кого делать рабами. Некоторые историки и многие филологи полагают, что само слово славянин и означает «раб» (ср. шведск. slav – раб). А писатель-историк А. Снисаренко ещё даже и с гордостью пишет о том, какими «хорошими рабами были славяне». Ну что ж, человек вправе иметь своё отношение к подневольному бесплатному труду во имя обогащения князей-конунгов.

Вот с этого момента, когда предки скандинавов и других германских племён освоили территорию тогдашних восточных славян, - эти земли и получили название «РУСЬ», по наименованию одного из германских племён. В художественной форме можно познакомиться с историей России, прочитав произведение графа Салтыкова-Щедрина, который, кстати, сам являлся российским государственным чиновником.
Любопытно, что до сего дня финны, соседи русских и шведов, называют Швецию словом “RUOTSI“, а вот Россию – Venäjä.

Итак, на землях всяких по-уши древлян появились наконец зарубежные администраторы, способные к эффективному руководству местными аборигенами. И для аборигенов наступила «панихида». Дело в том, что Рюрик (одни говорят, что он был с братьями, другие уверяют, что он был без оных, что, впрочем, не столь важно для потомков вятичей и кривичей) привёл с собой свой административный аппарат и службу безопасности, состоящую из родственников и друзей-ватажников. И все они начали дружно, т.е. всей дружиной, эксплуатировать лаптеносящих, в чём преуспели немало. Но что оставалось разным вятичам, как не поселиться где-нибудь на севере в лесочке и жить общинно? Может быть, тогда и родилась поговорка «В лесу родились, пням молились», доподлинно неизвестно, но по-существу, верно. И традиции общинной жизни укрепились неимоверно. Представьте себе, если бы налогоплательщики конунгов хуторами поселились, Как трудно было бы из них долги выколачивать, совершая марш-броски с дружинами от одного хутора к другому ради ничтожной выгоды. А так, поселились скопом, и верст этак за пятьдесят село-стойбище видать. Деревья без коры стоят – всю на обувку ободрали. Опять же, характерный дух сохнущей обуви. А красны девицы - в кокошниках с намалёванными щеками выглядели прямо как индейские вожди в боевой раскраске. Лепота.

Но время шло. Совершенствовался варяжский механизм налогообложения. Все больше генетически закреплялись сервильные качества у аборигенов. Впоследствии они дадут бурные заросли административного восторга и моря квасного патриотизма. И вот наступил момент объединения всех варяжских земель. Тут есть, опять-таки разные мнения. Но всё чаще озвучивается мысль, что монголо-татары, покорившие русских варягов, объединили их княжества, опять-таки, для удобства налогообложения. Ко времени монголо-татарского нашествия свирепые варяги довольно сильно расслабились от чрезмерного употребления медов бражных, и блуда с местным населением. А также заразились от славян привычкой грызться между собой по поводу и без повода, и поэтому для монголов их княжества стали легкой добычей. Впрочем, конунги от этого не особенно пострадали. Некоторые даже братались с пришельцами из далёких азиатских просторов. Рабов же опять никто не спрашивал. Их дело было – господ кормить. Развлекать, в банях парить. Некоторые из монголов также обосновались на Руси. «Знатоки» истории, как Фоменко и Оносовский, говорят, что Чингисхан был вовсе не монгол, и даже не татарин, а самый что ни на есть чистокровный русак. А, следовательно, монголо-татарского ига и вовсе не было, всё это, мол, выдумки.

Ну что ж, если принять во внимание то, как много варяжский пьяной необузданности с одной стороны, и азиатчины с другой, в нравах современных обитателей российской империи, то теория Фоменко уже не покажется столь фантастичной.

Но история не стоит на месте. Россия постоянно переживала различные смутные времена, разных Лжедмитриев и тому подобное. И вот появился государь-реформатор. Петр Великий. Не долго думая, он взялся за топор, и полетели головы потомков кривичей и не кривичей. А потом Государь-Император окошко решил прорубить в Европу, чтобы самому туда лазить. Ну и к себе затаскивать, кого нужно. Воистину прогрессивный был этот император. Если раньше пейзане были в некотором смысле арендаторами у благородных господ, то теперь они стали просто имуществом, то есть крепостными. Также Великий Государь не мог стерпеть вольностей от всяких патриархов, и сделал так, чтобы церковь полностью подчинялась государству. А главой государства был он, Государь–Император. Столицу новую построил на костях рабов своих.

И вот с Петра и началось это «одно уголовное дело», которое продолжается до сих пор.

С Персией решил повоевать. В связи с этим по пути вторгся на Кавказ. Правда, безуспешно. Но начало было положено.

А что народ? А народ в это время чаще всего «безмолвствовал», иногда буйствовал по пьянке. И, в общем-то, больше ничего. Уже полностью сформировался селянин-раб. Вот почему крепостные реформы Петра прошли довольно легко. Широкие народные массы уже давно привыкли к тому, что за них решают абсолютно всё. «Вот приедет барин, барин нас рассудит», «не нам решать», «мы люди маленькие» и так далее. Подобные мысли стали основой народного менталитета.

Справедливости ради надо сказать, что и русское дворянство тоже не было свободным. У дворян не было права самим решать, служить или не служить государю. Они обязаны были служить, если этого хочет император. До вольностей дворянских они ещё не доросли. Поэтому просвещённый Петр мог и тростью избить какого-нибудь вельможу, и бороду выдрать, или просто ради медицинских опытов заняться со своими подопечными стоматологией. Любил он зубы драть, и не только больные. То в ярость впадёт европейски образованный и прогрессивно мыслящий царь, то в милость. Темпераментный он был. А вельможи терпели выходки его с той же рабской покорностью, что и их крепостные выносили их собственные самодурства и жестокость.

Рабство среди русского народа-богоносца существовало до 1861 года. И потом, после Высочайшего манифеста об освобождении крестьян рабская психология не изменилась. А что такое раб? Это живое орудие, не более того. И значит этим орудием, и с этим орудием можно делать что угодно. Любые преступления, как против других людей, так и против собственного народа. И тут вспоминаются слова известного русского философа о том, что Россия всегда испытывала комплекс неполноценности перед самодостаточными цивилизациями Индии и Китая. Я бы сказал, что это началось даже гораздо раньше, чем русские узнали про Индию или Китай. После распада Византии Москва объявила себя «третьим Римом». Разве это не проявление комплекса неполноценности? Русские всегда осознавали, что их культура – производная в основном от западноевропейской культуры. Но никогда не любили признаваться в этом. Вот отсюда и идёт такое явление, как, с одной стороны, преклонение перед иностранцами, а с другой стороны, ксенофобия. Тут уместно ещё добавить, что Россия всячески пыталась соответствовать образу «культурной цивилизованной империи», такой, как Великобритания. Но Россия - не Великобритания. И никогда не было у неё ни духа, ни культуры, которые есть у англичан. Зигмунд Фрейд однажды заметил, что «на русских очень хорошо изучать подсознательное, так как слой культуры у них слишком тонок, подобно кожуре яблока». Можно согласиться с Фрейдом, а можно нет, но сути это не меняет. В основном, и культура, и достижения цивилизации в Россию приходили извне, и чаще всего, с запада. Этот процесс продолжается и по сей день. Ну а империя, даже британская, развалилась.

Черед русской империи тоже давно пришёл. И, если бы, не, в некотором смысле «варяг», Сталин, которому удалось загнать народ опять в социалистическо-колхозно-крепостническое рабство, жизнь Российской империи закончилась бы ещё в начале 20-го века. Впрочем, 70-80 лет для истории не время. Развал неминуем. Просто с более длительной агонией и большей болью. И обострением вышеупомянутого комплекса неполноценности, на котором выросла мания государственного величия. Носителем этих комплексов, как понятно из вышенаписанного, является охлос (ochlos – из греческого, «толпа»). А другого населения в России практически не осталось. И этому охлосу невдомек, почему они не могут покорить этот маленький Кавказ. И, следуя историческим примерам своих предков, продолжает думать, что нахрапом да массой можно всех и вся подавить и раздавить, подчинить и уничтожить.

Как-то раз, пытаясь напугать греков, представитель другой империи, персидской, сказал: «Нас так много, что наши стрелы закроют солнце». «Ну что ж, будем драться в тени», – ответил грек.

Может быть, все-таки есть другие способы взаимоотношений между народами? Впрочем, на всё воля Всевышнего.

©Joyce Bermuda 22.12.2008

При полном или частичном использовании материалов указание авторства и гиперссылка на источник http://joycebermuda.blogspot.com обязательна.